Экс-боец СОБРа Юрий Гаравский. Архивный снимок

Экс-боец СОБРа Юрий Гаравский. Архивный снимок

В швейцарском Санкт-Галлене 19 сентября начинается исторический для Беларуси процесс. Здесь суд начнет рассматривать дело экс-бойца специального отряда быстрого реагирования (СОБР) Юрия Гаравского, который, по его собственным словам, причастен к исчезновению и убийству белорусских оппозиционных политиков — Юрия Захаренко и Виктора Гончара, а также бизнесмена Анатолия Красовского.

Расследование, затянутое на 24 года

7 мая 1999 года не вернулся домой экс-министр внутренних дел Беларуси Юрий Захаренко. 16 сентября того же года исчезли бывший глава Центризбиркома Беларуси Виктор Гончар и его друг, бизнесмен Анатолий Красовский. Официальное расследование началось 17 сентября 1999 года. За 24 года, прошедших с того момента, оно неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, но в итоге так и не привело ни к какому результату: тела пропавших найдены не были, причастные к их исчезновению — тоже.

При этом еще в начале 2000-х независимые белорусские СМИ опубликовали несколько важных документов и свидетельств, которые указывали на возможную причастность к преступлению командира СОБР Дмитрия Павличенко и его бойцов, Юрия Сивакова, который на тот момент занимал пост министра внутренних дел, и бывшего главы Совета безопасности Виктора Шеймана.

Эту версию озвучил экс-начальник минского СИЗО №1 Олег Алкаев. Об этом же рассказали бывшие следователи белорусской прокуратуры Олег Случек и Дмитрий Петрушкевич.

Через 20 лет после тех событий заговорил и Юрий Гаравский, один из предполагаемых участников исчезновения и убийства. В 1999 году, по его собственным словам, мужчина служил в специальном отряде быстрого реагирования МВД. Осенью 2018-го Гаравский выехал из Беларуси в Швейцарию. Позже он рассказал о своем участии в исчезновении Захаренко, Гончара и Красовского.

Как выглядело дело в отношении Гаравского

«Юрий Гаравский находится в Альпах. Когда мы провели небольшое расследование и установили, что он живет в Санкт-Галлене, у него появилась уникальная возможность подать иск в суд», — рассказал в декабре 2019 года юридический консультант правозащитной организации Trial International Бенуа Мейстре.

Trial International — это всемирная неправительственная организация, своей миссией она обеспечивает борьбу с безнаказанностью за преступления и поддержку жертв в их стремлении к справедливости.

Правозащитники собрали дополнительные материалы, а затем связались с родными исчезнувших политиков. В итоге в прокуратуру кантона Санкт-Галлен, где на тот момент жил Юрий Гаравский, было подано сразу три иска — от Елены Захаренко, дочери пропавшего экс-главы МВД Беларуси, Валерии Красовской, дочери пропавшего бизнесмена, а также от Trial International и ее партнеров Всемирной федерации прав человека (FIDH) и правозащитного центра «Весна».

Как расследовали дело и проверяли заявления экс-силовика

Расследование дела о возможной причастности Юрия Гаравского к исчезновению оппозиционных белорусских политиков заняло около года, отмечает представитель прокуратуры Санкт-Галлена Лео-Филипп Менцель. Основная сложность заключалась в том, чтобы проверить слова подозреваемого: других доказательств, кроме его признаний, у прокурора не было.

Как следует из текста обвинительного заключения, когда Юрия Гаравского опрашивали в рамках процесса предоставления убежища, миграционная служба ему не поверила. Прокурор же пришел к выводу, что заявления мужчины могут быть точными. «Это действительно был вызов для нас», — отметил Менцель. По его словам, прокурор проверял правдивость показаний как во время допроса, так и после, когда сравнивались ранее сделанные Гаравским заявления, опубликованные в средствах массовой информации. «Кроме этого, были опрошены свидетели», — говорит Лео-Филипп Менцель.

Согласно Уголовному кодексу Швейцарии Юрию Гаравскому грозит от года до 20 лет лишения свободы. Прокурор запросил для него три года лишения свободы. При этом в заключении экс-собровец должен отбыть всего год, остальные — на свободе с испытательным сроком в четыре года.

Гаравский рассказал об убийствах, но судят его только в рамках похищения. Почему?

В своем первом интервью Юрий Гаравский подробно рассказал, как были похищены и убиты Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский. Но судить экс-силовика будут только за участие в насильственных действиях.

Причина в том, что швейцарская прокуратура вправе расследовать только убийства, совершенные на территории Швейцарии, за исключением геноцида или преступлений против человечества, — такие преступления могут рассматриваться в рамках универсальной юрисдикции. Насильственные преступления также подпадают под ее действие, поскольку Швейцария в 2016 году ратифицировала соответствующую конвенцию ООН. В результате швейцарская судебная система может рассматривать дела о насильственных исчезновениях людей независимо от места совершения преступников.

Определять, верны ли признания экс-бойца СОБРа, будет не только судья, но и два присяжных заседателя. В случае, если суд признает слова бывшего силовика правдой, это станет обвинительным приговором не только для него, но и для белорусского правительства, считает Мейстре.

В случае обвинительного приговора мы надеемся, что суд признает ответственность правительства, включая самого Лукашенко, за совершенные преступления. Также это может инициировать дальнейшие процессы в рамках универсальной юрисдикции в других странах. Так что это действительно может стать знаковым моментом для преступлений, совершенных в Беларуси», — отмечает консультант Trial International.

 Подобным образом на это дело смотрит и представитель прокуратуры Санкт-Галлена Лео-Филипп Менцель. «Статья о насильственном уничтожении людей прямо указывает на то, что структура, которая похищает людей, действует от имени государства или как минимум с его одобрения. А значит, и от имени режима. По сути, он включен в состав этого преступления», — говорит Менцель.

«Это процесс будущего. Надеюсь, и в Гаагском суде тоже»

Елена Захаренко, дочь пропавшего экс-министра внутренних дел, не верит в то, что этот процесс каким-то образом изменит или повлияет на нынешнюю политическую систему в Беларуси. «Но это процесс будущего, который когда-либо будет проведен в других судах. Надеюсь, и в Гаагском суде тоже», — говорит Елена. В 2000 году она вместе с сестрой и сыном жила в Германии. В течение 24 лет семья так и не узнала, что стало с отцом и не дождалась справедливого суда над теми, кто причастен к его исчезновению.

В процессе Елена Захаренко будет участвовать как истица, которая будет выступать с речью, заранее она ее не готовила. По ее словам, о тех событиях ей лишний раз больно даже думать. Женщина надеется на обвинительный приговор для Юрия Гаравского.

«Если этого не произойдет, я буду расстроена. Не так важен для него срок, но важно зафиксировать, кто стоит за этим громким делом, кто несет ответственность за терроризм в моей стране. То, что происходит сегодня в Беларуси, — это результат того, что люди столько лет молчали, не хотели знать, закрывали глаза.

То, что произошло в 1999 году, унесло жизнь в нашей семье, наше будущее. Я просто знаю, что это необходимо сделать, зафиксировать произошедшее в том числе в личном порядке — и для будущего моей страны, и для создания правового государства. Это дело моего отца. Думаю, он бы очень гордился тем, что он ушел из жизни не просто так», — поделилась Елена Захаренко.

Читайте также:

Как выглядит место возможного убийства Гончара и Красовского под Бегомлем

«Машина была на глубине одного метра». Как в 2001 году раскопали джип Красовского

Экс-спецназовец Юрий Гаравский ответил на обвинения Дмитрия Павличенко во лжи

Дмитрий Павличенко выступил с официальным заявлением по поводу обвинений в убийствах политиков

«Они стреляли в спину»: дочь Захаренко встретилась с экс-бойцом спецназа Юрием Гаравским

«Я не давал такой команды». Лукашенко прокомментировал дело пропавших политиков

Клас
11
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
1
Сумна
1
Абуральна
0