Виктория Гребенникова. Фото: личный архив

Виктория Гребенникова. Фото: личный архив

Виктория давно работает с травматическими и дискриминирующими темами, используя визуальный художественный язык.

«Мир тюрьмы максимально изолирован от внешнего. Вещи и новости, все проходит оттуда и туда дико сложно, с цензурой и запретами. И мне захотелось как-то оспорить, нарушить эти правила, отобрать у них немножко контроля. «Вот! Я что-то пронесла, свидетельство этого ужаса, и на шмоне его не отобрать», — рассказывает Виктория, как у нее появилась идея создания 3D-модели камеры.

Работа Виктории

Работа Виктории

В работе Виктории визуализирована камера из ИВС в Жодино под номером 80, где она провела большую часть из 15 суток, присужденных ей 28 февраля — после дня референдума. Девушку задержали возле здания вокзала в Минске, оформив протокол за участие в несанкционированном мероприятии.

«В протоколе было написано, что я кричала провокационные лозунги: «Нет войне» и «Жыве Украіна». Смешные формулировки, если бы это не было легальным документом. На самом деле, в тот день никакого митинга не было и близко, не то что слоганы кричать. Перед вокзалом было в пять раз больше милиции, чем людей. Меня попросили пройти «проверить документы» через минуту, как я вышла из здания вокзала. В следующий раз я куда-то вышла уже после своих 15 суток», — рассказывает Виктория.

В маленькой камере на Окрестина с девушкой было от 15 до 23 человек. В Жодино — 10

В маленькой камере на Окрестина с девушкой было от 15 до 23 человек. В Жодино — 10

В камере Виктория познакомилась с людьми разных профессий: учительницей, бухгалтером, дизайнером, конструктором обуви. Условия — обычные на сегодня для так называемых политических, «контрольных» арестантов.

«Какое-то время в Жодино у нас были матрасы. А потом их забрали и начался ужас: кровати там металлические, из несплошного листа металла, было очень больно и холодно. Плюс еще все время светло: организм не понимал, когда спать. Нам всегда грубили, нас унижали.

В общем, вся тюремная система у нас работает таким образом, чтобы твоей менталке было очень плохо, чтобы ты вообще не чувствовал или не чувствовала себя личностью.

Сложно не иметь возможности ответить милиции, защитить себя. Сложно чувствовать, что у них есть полная власть над твоей жизнью и здоровьем. Сложно думать о том, что это все может не закончиться, если они захотят. Не знать, что с твоими близкими, пока ты в неволе. Сложно знать, что никакой легальной защиты у тебя от этой адской системы нет».

В ближайшем будущем Виктория собирается дополнить свой проект опцией управления видами в камере, чтобы можно было рассматривать ее с разных ракурсов и позиций, как бы прогуливаясь там.

Читайте также:

Как белорусов пытают на Окрестина — свидетельства заключенных, экс-сотрудника ИВС, рассуждения историка в фильме «НН»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?